Архив выводов из судебной практики по коронавирусу
В материале представлены выводы из судебной практики по коронавирусу до изменения (разъяснения) отдельных правил регулирования.
— Нарушения режима;
— Приостановление взыскания налоговой задолженности;
— Действие моратория на банкротство;
— Оспаривание сделок в банкротстве;
— Рассмотрение и приостановление дел;
— Отложение судебного разбирательства, разбирательства дела;
— Использование видеосвязи при рассмотрении дел;
— Действие разрешительных документов (свидетельств, лицензий и т.п.);
— Оспаривание решений СРО.

Сохранить пособие по уходу за ребенком при неполном рабочем дне: яркие споры за 2020 — 2021 годы
Если сотрудник работает в декретном отпуске, возникает вопрос: на сколько сокращать рабочий день, чтобы он не потерял пособие? В одном случае суд может признать правомерным уменьшение на 1 час, а в другом — отказать в пособии при сокращении рабочего времени на 2 часа. Расскажем об этом в обзоре.

Верховный суд: когда перевозчик не должен платить получателю груза пеню за просрочку доставки
Компания отправила обществу вагоны с грузом по железной дороге. Общество потребовало с перевозчика пеню за нарушение срока доставки, указанного в накладных. Его рассчитали на основании установленных правил.
Перевозчик сослался на то, что по соглашению с компанией они увеличили время доставки на 5 суток, о чем сделали отметки в накладных. В этот срок он уложился.
Первая инстанция посчитала, что просрочки не было. Неустойку не взыскали. Перевозчик подал вагоны для выгрузки товара до того, как срок доставки истек.
Апелляция и кассация поддержали общество. Договор компании и перевозчика на общество не влияет. Оно не соглашалось увеличить срок.
ВС РФ поддержал первую инстанцию. Перевозчик подал вагоны для разгрузки в срок, который они определили с компанией-грузоотправителем. Увеличение срока доставки правилам не противоречит. Для этого согласие общества как грузополучателя не требовалось: ему не принадлежат вагоны, в которых перевозили товар.
К аналогичному выводу приходил ВАС РФ.

ИП использовал чужие товарные знаки и логотип при продаже контрафактного товара. Компания (правообладатель) попросила суд взыскать с ИП компенсацию за нарушение исключительных прав — по 20 тыс. руб. за каждый объект. Общая сумма составила 120 тыс. руб.
Три инстанции взыскали всего 40 тыс. руб.: по 7 тыс. руб. за товарные знаки и 5 тыс. руб. за логотип.
ВС РФ с ними не согласился. Он, в частности, напомнил о позиции Пленума ВС РФ 2019 года. По ней снизить общий размер компенсации ниже минимальных пределов (т.е. из расчета каждой суммы ниже 10 тыс. руб. за объект) можно только по заявлению ответчика. Есть и другие условия реализации этого права.
ИП против иска не возражал, отзыв на него и на апелляционную жалобу не направлял, о снижении компенсации не ходатайствовал. Однако суды сами уменьшили ее размер ниже минимальных пределов. Это нарушение принципов равноправия и состязательности сторон.
Кроме того, суды не учли, что ИП уже привлекали к ответственности за аналогичное нарушение.
ВС РФ направил дело на новое рассмотрение.

В 2008 году городская администрация сдала обществу в аренду участок под строительство отгрузочной площадки и складов. Срок действия договора с учетом продлений — до 25 декабря 2015 года. Арендатор частично возвел на участке 2 объекта и оформил на них право собственности.
В ноябре 2015 года стороны расторгли договор и заключили новый, но общество стройку так и не завершило. Продлевать новый договор администрация отказалась и подала в суд иск об изъятии объектов и их продаже с торгов на основании ст. 239.1 ГК РФ.
Три инстанции сочли, что в этом споре данную статью применить нельзя, и отказали в иске по таким соображениям:
— сдать участок в аренду для завершения стройки можно 1 раз путем заключения нового договора после истечения срока действия первоначального;
— в данном случае срок первоначального договора не истек, т.к. стороны его расторгли. В связи с этим новый договор не доказывает, что общество воспользовалось правом однократно продлить аренду для завершения строительства.
ВС РФ с ними не согласился и среди прочего отметил:
— у добросовестного собственника объекта есть право на однократное заключение (продление) после 1 марта 2015 года договора аренды для завершения работ на 3 года без торгов. Условие — после этой даты землю не передавали с той же целью ни одному из предыдущих собственников объекта. Если его так и не ввели в эксплуатацию, арендодатель может применить ст. 239.1 ГК РФ;
— новый договор не оспаривали, поэтому неверно утверждение, что его могли заключить лишь после истечения срока действия первоначального;
— вывод о том, что общество не воспользовалось правом 1 раз продлить аренду, неправильный. Он дает арендатору возможность требовать передачи участка повторно, что противоречит закону.
В итоге ВС РФ направил дело на новое рассмотрение.

В 2015 году управляющая компания договорилась с обществом о вывозе бытовых отходов с территории многоквартирного дома. Спустя несколько лет в области появился региональный оператор. Он посчитал, что плату за услуги с августа 2018 года по август 2019 года должны были перечислить ему, и обратился в суд.
Три инстанции его поддержали. В спорный период у дома не было согласованного места накопления отходов. Жильцы могли пользоваться контейнерными площадками соседних домов, которые обслуживал оператор.
ВС РФ не согласился. Закон об отходах обязывает регионального оператора оказывать услуги всем потребителям в зоне своей деятельности. Однако этого недостаточно, чтобы взыскать плату в его пользу. Суды не учли следующее:
— в спорный период действовал договор с обществом. Управляющая компания заключила его раньше, чем региональный оператор получил свой статус;
— платежные поручения подтверждают, что услуги оказывало общество. Оно забирало мусор с площадки во дворе дома. Это место не включили в схему обращения отходов по вине оператора;
— оператор не мог вывозить отходы — доступ к бункеру-накопителю закрыт для посторонних.