Речь идет об Определении Верховного Суда РФ от 28.09.2021 N 308-ЭС21-6663 по делу N А18-1531/2019. Суд, в частности, указал, что сам по себе факт монтажа оборудования в зданиях и помещениях (цехах), предназначенных для обеспечения производственной деятельности, не может служить основанием для отказа в применении освобождения от налогообложения, в том числе по мотиву использования имущества (оборудования и зданий) по общему назначению, предопределенному технологией производства, поскольку это приводит к дискриминационным условиям налогообложения лиц, осуществивших капитальные вложения в обновление основных средств. При этом отражение затрат на приобретение имущества на счетах бухгалтерского учета, предназначенных для учета оборудования к установке и вложений во внеоборотные активы, вместо счета учета основных средств, не лишает налогоплательщика права на применение льготы по налогу, поскольку при надлежащем отражении спорных объектов на счете 01 «Основные средства» в качестве оконченного монтажом и принятого в эксплуатацию оборудования законные основания для взимания налога в любом случае отсутствовали бы.

Гражданин — владелец 100% доли уставного капитала общества — продал это имущество 2 физлицам. В договоры включили условие о предоплате. Сделки удостоверили нотариально. Почти через год после продажи гражданин заявил, что деньги он не получил. В суде потребовал вернуть ему доли. Один из покупателей возражал: оплату он вносил до того, как договор удостоверил нотариус. Три инстанции иск удовлетворили. Само по себе условие договоров о предоплате передачу денег не подтверждает. Иных документов, например расписки, платежного поручения, покупатель не представил. ВС РФ с этим не согласился. В договорах указали, что покупатели полностью оплатили доли до удостоверения сделок, претензий у сторон нет. Это положение имеет силу расписки. Факт оплаты не нужно подтверждать дополнительно. Согласно ГК РФ, если долговой документ находится у должника, обязательства прекращены, пока не доказали иное. Поскольку гражданин как кредитор эту презумпцию не опроверг, дело отправили на новое рассмотрение.

По итогам проверки компании предписали заключить договор о получении прогнозов неблагоприятных метеоусловий и сократить выбросы в такие периоды. Организация сочла это незаконным. Суды не согласились с компанией: она не уменьшала выбросы из-за того, что не знала о неблагоприятной погоде. Прогнозы по городу, где находится организация, на сайте областного министерства экологии не размещают. В связи с этим нужно было принять все возможные меры, чтобы получить сведения, в т.ч. заключить договор с учреждением в области гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды. КС РФ среди прочего указал: закон делит информацию о состоянии окружающей среды на общую и специализированную. Первую предоставляют бесплатно, вторую — за счет заказчика. При этом неясно, можно ли относить сведения о неблагоприятной погоде к общим данным. Информацию о таких метеоусловиях публикуют на сайте специального органа.
В связи с этим непонятно:
— достаточно ли бизнесу данных сведений для исполнения экологических обязанностей;
— что делать, если прогноз не разместили на сайте (как это было в случае заявителя).
Оспариваемые компанией правила не обязывают заключать договор. Однако она поняла их иначе. В итоге КС РФ счел, что некоторые нормы об упомянутой информации противоречат Конституции. Они не позволяют определить критерии, по которым бизнес можно обязать заключить возмездный договор о получении прогнозов. Законодателю и правительству нужно уточнить НПА. Кроме того, суд указал: нельзя выдавать компаниям и ИП предписания заключить такой договор. Если его нет, это не должно приводить к негативным последствиям. В то же время данные выводы нельзя считать основанием прекратить ранее заключенные договоры.

ВС РФ подсказал судам, какие факты указывают на недействительность договоров банкрота
Общество заключило с компанией 6 договоров купли-продажи инфраструктурных объектов, в том числе тепловых сетей, водопровода. В ходе банкротства общества конкурсный управляющий эти сделки оспорил. Он просил признать их недействительными.
Первая инстанция заявление удовлетворила:
— имущество продали по явно заниженной цене, что невыгодно для общества. Более того, покупателю предоставили рассрочку до 2-х лет без обеспечения;
— компанию создали за несколько дней до заключения первого договора, почти сразу после покупки она выгодно сдала объекты в аренду. Арендная плата в год на 2 млн руб. больше стоимости покупки;
— проданное имущество новое, его сдали в эксплуатацию и зарегистрировали перед сделками;
— стороны договоров были аффилированными лицами, компания знала о неплатежеспособности общества.
Апелляция и кассация отказали. По их мнению, не доказали неравноценность сделок и аффилированность сторон. У проданного имущества обнаружили во время эксплуатации существенные недостатки. Компании пришлось его ремонтировать и компенсировать затраты арендатора.
ВС РФ согласился с первой инстанцией:
— сделки заключили в период подозрительности;
— компания получила от сдачи имущества в аренду за непродолжительное время больше, чем потратила на его покупку. Это свидетельствует о заниженной цене продажи;
— на аффилированность указывает, в частности, тот факт, что стороны имеют один юрадрес, директор компании в прошлом был руководителем общества;
— условия спорных договоров предоставляют покупателю чрезмерные привилегии, например выгодную рассрочку без обеспечения. Такое возможно только при доверительных отношениях сторон.
Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что недвижимость продали с целью вывести активы из конкурсной массы.

Автомобиль гражданки украли с подземной парковки. Из-за некачественного оказания охранных услуг по договору общество (управляющая компания) возместило гражданке ущерб. Позже выплаченную сумму оно взыскало с охранного предприятия в порядке регресса.
Через несколько месяцев правоохранительные органы автомобиль нашли и вернули гражданке. Предприятие подало иск о возврате неосновательного обогащения. Она и деньги от общества получила, и автомобиль ей вернули. Поскольку затраты общества возместило предприятие, гражданка обогатилась за его счет.
Суды с этим согласились. Только первая инстанция и кассация посчитали, что гражданка должна вернуть сумму, которую получила от общества, а апелляция решила, что автомобиль или его стоимость.
ВС РФ не согласился. Ни сумма компенсации, ни сам автомобиль неосновательным обогащением не являются. Все это гражданка получила на законных основаниях:
— деньги от общества — по судебному решению о возмещении убытков, которые причинили ненадлежащим исполнением договора охранных услуг;
— автомобиль — согласно постановлению следователя. Апелляционный суд не указал, почему этот документ нельзя считать тем правовым основанием приобретения авто, которое исключает неосновательное обогащение.

Конкурсный управляющий общества просил привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и взыскать крупную сумму. Суд принял это заявление к производству. В числе контролирующих общество лиц был его бывший гендиректор. Он пожаловался на управляющего и потребовал возместить убытки. Управляющий не взыскивал дебиторскую задолженность и необоснованно расходовал конкурсную массу. Последствия его нарушений придется устранять контролирующим лицам. Им нужно будет восполнить крупный недостаток конкурсной массы в субсидиарном порядке. Первая инстанция жалобу вернула: бывший гендиректор не может ее подать. У него нет статуса основного участника дела о банкротстве. У лица, которое привлекают к субсидиарной ответственности, есть процессуальные права только в пределах данного обособленного спора. Апелляция и кассация с этим согласились, но ВС РФ их не поддержал. Объем ответственности контролирующего лица зависит от размера конкурсной массы. Чем она меньше, тем больше денег придется ему заплатить, чтобы погасить требования кредиторов. Поскольку нарушения управляющего могут увеличить размер субсидиарной ответственности бывшего гендиректора, суды его жалобу должны были рассмотреть. Другого способа защиты у контролирующего лица не было. Ранее ВС РФ высказывал иную позицию.